Меню

ТСР. Тренды. События. Рынки. Федеральный деловой журнал

13.08.2019 14:31 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Павел РАСТОПШИН, управляющий директор ГК «Цифра»: «Цифровизация повсеместна, комплексна, всепроникаема»

Павел РАСТОПШИН, управляющий директор Группы компаний «Цифра»

О цифровизации много говорят. Еще несколько лет назад речь шла лишь об использовании тех или иных цифровых технологий в промышленном производстве. Промышленный интернет — это как электричество или паровые двигатели сто лет назад, все о нем говорили, но никто не понимал, что это в конечном счете такое. Сегодня есть осознание того, что эффекты от цифрового промышленного производства возникают на стыках отраслей и переделов. Об этом журналу «ТСР» рассказал управляющий директор Группы компаний «Цифра» Павел РАСТОПШИН в рамках выставки «ИННОПРОМ-2019».

Павел, что следует понимать под цифровизацией в промышленности сегодня?

— Представление о том, что такое цифровизация, за последние годы существенно трансформировалось. Сегодня цифровизация отличается от той, что была вчера, и прежде всего тем, что становится повсеместной. Можно оптимизировать действия одной установки и ограничиться возможным эффектом. Однако если взять, к примеру, буровую установку одного из крупнейших российских производителей, выточенную, условно говоря, станками, работу которых мониторит продукт нашей компании – система «Диспетчер». Далее эту буровую установку подключить, опять же к нашей системе диспетчеризации горных работ, и уже состыковать с грузовиками в единую цепочку: бурение, извлечение, загрузка, вывоз горных пород. При этом та же буровая установка будет подключена к цифровой сети ее производителя, чтобы тот знал текущие параметры ее работы, понимал, когда потребуется, к примеру, замена каких-то деталей… Конечный эффект от автоматизации такой производственной цепочки будет несоизмеримо больше.

Именно комплексность отличает цифровизацию на производстве сегодня, всепроникаемость получаемых цифровых данных, которые и позволяют находить эффекты на стыках. Причем такая оптимизация возможна не только внутри одного завода, но и на нескольких переделах, в нескольких отраслях промышленности одновременно. Подобных случаев уже достаточно много.

Каков в целом «аппетит» к цифровизации в России?

— У нас в стране для реализации таких идей есть большие возможности, и созданный во многом государством «аппетит» к цифровизации и без того очень высок.

Сегодня мы много общаемся на отраслевых площадках, состоим в различных партнерствах, как то Российский союз промышленников и предпринимателей, участвуем в таких мероприятиях, как Международная промышленная выставка «ИННОПРОМ». Стало очевидным, что и первые лица государства, и представители бизнеса очень заинтересованы в цифровых решениях.


«За цифровизацией — конкурентоспособность компаний, будущее экономики. Оптимизация производственных процессов с помощью цифровых технологий приводит к реальной экономии ресурсов»


В какой отрасли здесь больше перспектив?

— Прежде всего в машиностроении. Компания «Цифра» подключила уже к своей системе «Диспетчер» 500 станков, а это больше, чем у кого бы то ни было в мире. В России большие производственные мощности и есть высокая готовность к цифровизации как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. Очень высокий потенциал и интерес к цифровизации также в металлургии и горнодобывающей промышленности.

На наших нефтеперерабатывающих заводах первичная автоматизация уже есть, поскольку эта отрасль напрямую связана с электроэнергетикой. Тем не менееесть большая заинтересованность в ее дальнейшей цифровизации. Прежде всего со стороны государства, поскольку у отрасли самый большой потенциал с точки зрения влияния на ВВП, и, разумеется, со стороны собственников самих предприятий, поскольку они частные и для них любые деньги — это деньги.

У нас есть в этой сфере пилотные проекты, и схема их работы достаточно проста. Так, работу насоса, качающего нефть из скважины, анализирует и оптимизирует самообучающаяся компьютерная нейронная сеть, что в результате позволяет из того же объема сырья извлечь большее количество черного золота. Дополнительные затраты при этом сведены к минимуму — нужен лишь компьютер стоимостью приблизительно в тысячу долларов, в то время как дополнительная прибыль при увеличении дебета скважин лишь на полтора процента составляет миллионы рублей.


«Цифровизация сегодня — драйвер высокотехнологичного роста ВВП. Большое внимание сфокусировано на использовании именно российских технологий. И мы реально это чувствуем»


Требует ли цифровизация существенных финансовых затрат?

— Почти не требует. К примеру, доменную печь перестроить в Германии стоит 200 миллионов евро, в Китае — 80 миллионов. При этом цикл полной окупаемости печи составляет несколько лет. Если же данные о работе печи обработает нейронная сеть, которая подберет шихтовку таким образом, что печь выплавит чугуна на три процента больше, то мы на это практически ничего не потратим по сравнению с 200 или 80 миллионами евро, а чугуна произведем больше. Строить «железо» гораздо дороже, нежели применять умные технологии.

У нас есть кейс ММК/МРК (механоремонтный комплекс Магнитогорского металлургического комбината) — обтачка, восстановительный ремонт валков. Так вот после подключения к нашей системе «Диспетчер» проект окупился за восемь месяцев, а предприятие за год сэкономило 80 миллионов рублей. Таким образом, и сроки окупаемости цифровых проектов реально быстрые.

Еще пример. Один большегрузный самосвал стоит от 1,5 до 3 миллионов долларов. Если карьер, в котором одновременно работает 20 самосвалов, повысит производительность на пять процентов благодаря установке системы диспетчеризации, за год экономический эффект окажется сопоставим со стоимостью одного самосвала. Экономить же предприятие будет не один, а все последующие годы.

Такой экономии, вероятно, многие предприятия хотели бы добиться.

— Многие хотят, но пока не многие понимают, как это сделать с помощью цифровых технологий. Даже если владелец или генеральный директор предприятия готов вносить какие-то изменения в производственный процесс, для этого нужны соответствующие знания и умения на уровне среднего звена — главного инженера либо главного технолога.

Поэтому, когда несколько лет назад мы только задумывались о создании «Цифры», было понятно, что нужно развивать образовательное направление. Мы разработали большой бесплатный обучающий 50-часовой курс с участием порядка десяти экспертов-спикеров, в рамках которого рассказываем о том, что такое цифровизация на промышленном предприятии, как ее осуществить и какие выгоды она приносит. В заключение курса проводятся тесты, слушателям выставляются оценки, выдаются сертификаты. На сегодняшний день наш курс прослушали порядка 50 тысяч человек, а коллектив компании «Газпромнефть» даже прошел у нас корпоративное обучение.

Консультационные услуги являются важной составляющей нашей сегодняшней работы. Ведь потребитель всегда будет хотеть, условно говоря, Nokia 3210, если ему не рассказать, что такое iPhone.

Насколько цифровизация повлечет за собой сокращение человеческих ресурсов на производстве?

— На современном этапе цифровизация вряд ли приведет к сокращению кадров, потому что до замещения человека на стадии решения сложных производственных задач еще далеко. А вот трансформации профессий не избежать. Всего каких-то двести лет назад уголь добывали киркой, и с появлением средств механизации процессов добычи многие сокрушались от мысли о том, что шахтеры когда-нибудь станут не нужны. Но ведь до сих пор нужны!

Как вы считаете, какие высокотехнологичные направления вслед за цифровизацией будут выходить на первый план?

— Безусловно, 5G и другие принципиально новые технологии связи, которые по скорости, надежности и цене превзойдут существующие. Они дадут толчок к еще большему развитию цифровизации в промышленности. Ведь чем проще связь, тем легче и дешевле собрать данные, значит, там, где вчера это не имело экономического смысла, завтра можно использовать.

Уже сегодня мы от проводного диспетчера начинаем переходить к беспроводному. Хотя два года назад все говорили, что это невозможно: там все железное и будет «наводить», ничего работать не будет… Могу с точностью сказать, что заработает — нас этому научил международный опыт. Представьте индийское производство, цех на 50 станков, где делают подшипники или какие-нибудь блоки для итальянских тракторов. Мы разговариваем непосредственно с владельцем этого цеха. Он покупает лом, здесь же его плавит, здесь же точит детали, сам с итальянцами договаривается. У него на предприятии нет ни IT, ни электрических проводов. И это сегодняшняя реальность.


«В компании «Цифра» есть решения для цифровизации нескольких отраслей: машиностроения, металлургии, горной промышленности, нефтегазового сектора, химической промышленности»


В чем секрет успеха вашей компании?

— Скорее, не секрет успеха, а секрет нашей пользы. Он состоит в том, что мы можем сделать так, чтобы программисты, которые умеют учить нейросеть, эффективно поговорили с металлургом в третьем поколении о том, как эту нейросеть научить работать, как этот металлург. Мы стараемся понять, где можно достичь максимального эффекта на данном конкретном заводе. Наша ключевая компетенция — способность найти точки на производстве, где можно оптимизировать процессы и быстро это сделать.

В этом заключается отличие автоматизации производства, которую у нас осуществляли ранее, от цифровизации, которая есть сейчас. И бизнес сегодня понимает, что в цифровизации производства — и быстрая прибыль, и конкурентоспособность на будущее.

Беседовала Оксана Еремейкина

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

57